Современные технологии в поддержку гражданских инициатив

Интервью. Алексей Сидоренко, руководитель проекта Теплица социальных технологий

The following two tabs change content below.
    Касаева Ирина

    Касаева Ирина

    9, ноября 2014

    По мнению руководителя проекта Теплица социальных технологий, граждане могут сами решить многие проблемы с использованием технологий. Их участие, как в ликвидации последствий катаклизмов, так и в решении общественных вопросов может быть куда эффективней. Алексей Сидоренко о том, чем интернет и современные технологии могут помочь гражданскому обществу.
    NEW_USER_PIC

     

     

     

     

     

     

     

    - Расскажите, как появилась «Теплица социальных технологий»?
    Теплица – это общественный образовательный проект, направленный на развитие сотрудничества между некоммерческим сектором и IT-специалистами. Теплица была создана на базе Агентства социальной информации в феврале 2012-го года. Задумка была в том, чтобы организовать пункт помощи некоммерческим организациям в области IT. После пожаров 2010-го года сомнений в том, что технологии могут очень серьезно помочь гражданскому обществу, уже не оставалось.

    - Как так получилось, что вы – выпускник географического факультета МГУ, кандидат географических наук, заинтересовались некоммерческими организациями и возглавили Теплицу?
    Интернет и IT мне были интересны всегда. Свой первый сайт я разработал еще в 1997 году. В 2009-2011 гг. я работал редактором портала «Эхо Рунета» на сайте globalvoicesonline.org. Моим соавтором был Гриша Асмолов, который, кстати, сейчас пишет диссертацию на тему краудсорсинга в Лондонской школе экономики. В период пожаров он вдруг говорит мне: «Давай поставим Ushahidi и сделаем сайт для сбора экстренной информации во время пожаров. Это же легко».

    Ushahidi (ushahidi.com) – это открытая платформа для сбора больших объемов информации, визуализации данных и создания интерактивных карт. Платформа отлично зарекомендовала себя в условиях чрезвычайных происшествий и экстренных ситуаций. Так во время землетрясения на Гаити, когда необходимо было собирать и распространять информацию о происходящем, использовалась Ushahidi. В случае стихийного бедствия правительственного ресурса часто не хватает, поэтому помощь граждан бывает бесценной.
    В течение пяти часов мы установили Ushahidi. Я написал на habrahabr.ru просьбу откликнуться всех, кто может помочь в разработке сайта. Откликнулось огромное количество людей – программисты, дизайнеры и др. Это поразительно! Мы работали над проектом три недели. Так появилась «Карта помощи пострадавшим от пожаров» на russian-fires.ru.
    Я понял, что в гражданских проектах есть большой потенциал, закономерно, что вскоре появилась и Теплица.

    - Что стоит за названием Теплица? В чем состоит деятельность Теплицы?
    Мы обыгрывали слова «инкубатор» и как-то само собой появилось слово «Теплица» – русскоязычный аналог инкубатора, т.е. места, где что-то вырастает в более благоприятных условиях и далее это что-то можно пересаживать в более суровые условия.

    Миссия Теплицы – развитие культуры создания гражданских онлайн-приложений, связь активистов и IT специалистов и повышение эффективности некоммерческих организаций. Активистам мы рассказываем о том, как создавать онлайн-приложения. IT — специалистам — объясняем, какие общественные проблемы можно решить с помощью информационных технологий.

    Ни организации, ни бизнес не могут сами решить ряд проблем. Для этого нужен 3й сектор – некоммерческие организации (НКО). Если у вас нет институтов гражданского общества в лице таких организаций, другого инструмента просто нет. Чтобы они лучше выполняли свои задачи, им нужно лучше работать. Существовало мнение, что если мы работаем с НКО, то мы не должны использовать технологии, которые использует бизнес. А если мы их используем, то они неприменимы. Но это все одно и то же – рассказываете ли вы о том, что есть такое конфликт интересов, объясняете, зачем сообщать о ямах на дорогах и добиваться, чтобы они были исправлены, наблюдать за голосованием или как отдать на благотворительность 300 рублей – это все задачи сознательного гражданина.
    Наши собственные проекты: «Лейка» (http://leyka.te-st.ru/) — плагин для фандрайзинга, упрощающий процесс сбора пожертвований. Есть проект http://audit.te-st.ru/ — интерактивная система аудита сайта НКО. Недавно запустили IT-волонтёр (itv.te-st.ru) для связи программистов и некоммерческих организаций.

    audit leyka it

     

     

     

     

     

     

     

     

    Все наши проекты можно разделить на два типа – те, которые побеждают на хакатонах (мероприятие, во время которого специалисты из разных областей разработки программного обеспечения (программисты, дизайнеры, менеджеры) сообща работают над решением какой-либо проблемы) и получают ресурсы на доработку.

    Вторым мы помогаем по программе малых сайтов (сейчас программа превратилась в Конкурс малых сайтов (kms.te-st.ru), первый тур которого собрал больше 200 заявок). За 2,5 года мы помогли свыше 400 НКО и более 40 из них сделали сайты. Обилие заявок на конкурс малых сайтов, говорит о том, что сайты для НКО очень востребованы. Скоро у нас выйдет программа сертификации, чтобы социально-ответственные веб-студии сами приходили к НКО и помогали бесплатно или по себестоимости.

    - Какие регионы России можно выделить по уровню гражданской активности. Различаются ли регионы по тематике развиваемых гражданских инициатив и проектов?
    Конечно в крупных городах — Москве, Петербурге, городах-миллионерах общественная экосистема крупнее и сложнее. Наличие наукоемких отраслей в городах повышает гражданскую активность. Новосибирск, например, постоянно радует новыми инициативами и проектами. Пермь – очень живой регион, т.к. исторически развивался как более свободный. В Пензе богатая активная гражданская жизнь. У них очень активные и талантливые люди работают в НКО, которые делают жизнь города интереснее, проводят джазовые фестивали, как раз недавно Теплица провела там Хакатон Penza City Upgrade.

    Есть города, в которых общественные экосистемы поменьше. В качестве примера хочу рассказать об активистах в Великом Новгороде. Там одна семейная пара разработала сайт для мам – форум, который охватывает все сферы социальной жизни. У сайта огромная посещаемость по масштабам города. На нем даже стали регистрироваться сотрудники органов местной власти, чтобы отвечать на вопросы. Потому что это проще и эффективнее.

    Если говорить о тематической направленности создаваемых гражданских проектов, то в Новосибирске преобладает городская тематика, в Перми – правозащитная, в Нижнем Новгороде – благотворительная, Москва и СПб охватывают вообще все.

    Чтобы получить представление о гражданской активности на территории России, рекомендую обратить внимание на карту городских сообществ известного урбаниста Свята Мурунова. Это интерактивная карта, на которой приведена информация об активистах и проектах различных городов и регионов России.
    svyat

    - Как много гражданских проектов появилось за последний год? И какие это проекты?
    Сложно сказать точно, не меньше двух десятков. Создаются приложения в области здравоохранения, поскольку они легко монетизируются и такая тенденция есть во всем мире. Очень популярны городские приложения. Например, проект Красивый Петербург – пустил корни во многих регионах. Экологические проекты, раздельный мусор. Раньше была мода на жалобные книги. Мы как-то насчитали почти 90 штук. Сейчас остался десяток реально работающих. Вскоре мы подведем итоги нашего Конкурса гражданских приложений 2014 года, и можно будет говорить о наиболее популярных проектах.

    - Как много гражданских проектов созданы с использованием открытых данных?
    На основе открытых данных – очень мало. Открытые данные в России, несмотря на большую помпу, не самого высокого качества, да и отражают далеко не самые серьезные проблемы. Например, нет хороших данных по экологии, по преступности, есть какие-то весьма невинные открытые данные – они никому серьезных, решающих проблемы, приложений не помогут создать.

    - Какие существуют возможности финансирования гражданских проектов?
    Могу выделить 3 возможности:
    — Краудфандинг, когда вы обращаетесь к незнакомым людям и собираете деньги под цель. Российские площадки – planeta.ru и boomstarter.ru. Мы, кстати, были первыми, кто в 2012 году провел мероприятие по общественному краудфандингу как жанру. И тогда еще на Planeta.ru не было раздела Благотворительность. А теперь он один из лидирующих по объему проектов. НО краудфандинг – не очень устойчивый инструмент.
    boom planeta

     

     

     

     

    — Грантовая модель является основной для НКО, для правозащитных организаций это единственный инструмент финансирования. Гранты – это когда вы находите человека или организацию, которая может проспонсировать вашу активность. Разница в России по сравнению с миром, что для НКО других стран в мире есть больше организаций, которые могут выступать в качестве спонсора. Так существует как минимум 100 мировых организаций, которые могут дать вам деньги под ваш социальный проект. Этих организаций много, их список растет. Но в России из-за закона об иностранных агентах, НКО ограничены возможности поддержки со стороны мировых организаций. На kiva.org – нет ни одного проекта из России, хотя очень много организаций могли бы получать поддержку. Это система микрокредитования, когда вы даете в долг 25 долларов и по всему миру есть ряд проектов, которые берут у вас в долг, но вы при этом следите, как организация работает, они публикуют отчеты, все прозрачно. Работает эффект масштаба. 25 долларов от 1 млн организаций – это 25 млн долларов.

    — Еще один способ – социальное предпринимательство – это о том, как решить проблему и сделать решение финансово устойчивым. У нас оно развивается довольно хорошо. В основном пока это благотворительные магазины, поскольку тема схема понятна и проста. Чтобы проект считался социальным предпринимательством, он должен удовлетворять 4 требованиям: решение социальной проблемы, финансовая устойчивость, забота об окружающей среде и сообществе, владельцы – могут обладать высокой зарплатой, но при этом они не должны получать дивиденты. Например, finca.org – организация, занимающаяся микрокредитованием, которая уже обладает разветвленной сетью в нескольких десятках стран. У создателя и директора большая зарплата, но при этом не получает дивидентов. В целом вся организация построена по принципу социального предпринимательства и всю прибыль реинвестирует в решение проблем бедности.

    - Как выглядит ситуация с гражданскими проектами в мире? На какие страны ориентируемся?
    Это стремительно расширяющаяся вселенная. Приложений по любой теме огромное количество и их число постоянно растет. Дальше всего ушли, конечно, протестантские страны – Скандинавия, Эстония, США, Великобритания, Канада. Их граждане живут на каком-то совершенно другом уровне прозрачности. Скандинавы утверждают, что они вообще определили остальную Европу по уровню общественной продвинутости. В Хельсинки вы можете найти в сети запись каждого заседания городского совета. А в Эстонии, начиная с 2005 года можно проголосовать онлайн на любых выборах в органы власти, при этом в муниципальные органы власти – с 2003 года. Проблема российских НКО в том, что они по 5 лет рассуждают, вот фейсбук и твиттер – это плохо или хорошо? А взяли бы и попробовали. Мы работаем, чтобы российские НКО шагали в ногу со временем и были технически подкованными.

    - Как, на Ваш взгляд, может развиваться ситуация в будущем?
    Если говорить о России, то с учетом всех последних действий в области Интернета, у меня совсем нет радужных перспектив относительно Интернета вообще. Если всерьез обсуждается отключение России от глобального интернета, Вконтакте, Яндекс, Мейл.ру уже принудили предоставлять данные о своих пользователях, и еще склоняют Фейсбук, Гугл и Твиттер, а программистов ПО хотят обязать платить дополнительный 10% налог, не говоря уже о всем остальном, у меня только самые негативные прогнозы.

    Что касается остального мира, то через 10 лет вы его не узнаете, так много нового появится благодаря технологиям. Я вижу единый мир, очень маленький, связанный между собой. Расстояния сокращаются (по времени), все больше людей путешествует, «число рукопожатий» (теория шести рукопожатий) за последние сорок лет сократилось с 6 до 5 и продолжает сокращаться. Люди не будут различать регионы больше, чем по климатическому разнообразию. Языковые барьеры будут частично сняты. Люди понимают, что образование – это просто. Люди начнут лучше осознавать себя, и тот вклад, который они могут и должны внести, чтобы делать мир более справедливым.

    Похожие новости: