Глобальное полушарие

Или как центры обработки данных помогают поддерживать технологическое и материальное превосходство севера

The following two tabs change content below.
    Татьяна Чернова

    Татьяна Чернова

    28, января 2015

    Выдержки из выступления Антонио Фурджуэле, научного сотрудника Университета Висконсин-Милуоки (США) в рамках мультиформатного двухдневного мероприятия Smart City Ground-Up.

    Sic 5 032

    организаторы

    партнеры

    Информационный партнер: РВК. Сервис-партнеры: Aglaya Hotel & CourtyardBe VisualEuromed GroupOyster TelecomShishki Design.

    Мое исследование строится на анализе часто используемых, но при этом скрытых пространств, хранящих и обрабатывающих данные. Они очень важны, поскольку являются главными структурными компонентами, позволяющими городам, институтам, корпорациям и индивидуальным пользователям хранить или иметь доступ к неограниченному количеству программных файлов.

    Фабрики XXI века не похожи на заводы и фактории эпохи индустриализации. Они представляют собой огромные, но невыразительные сооружения, где работает мало людей, размещенные в малонаселенных районах. В них хранится до 13 эксабайтов (1018 байтов) ежегодно производимой информации. В одном таком здании поддерживается работа от 90 до 100 тысяч серверов одновременно). Внутри этих зданий скапливается информация о наших жизнях.

    Эти здания планируются как часть городской инфраструктуры, еще на этапе проектирования учитывается их связь с доступом к оптоволоконным сетям и к поставкам энергии. Обеспечение бесперебойных поставок энергии – главное условие при выборе места для ЦОД. Современные дата-центры расходуют около 2% энергии от общего потребления энергии в мире, больше энергии требуется только индустрии авиаперевозок.

    Типология хранения данных весьма разнообразна. Это могут быть Urban Data Retrofit, Data Hotel, Data Bunker, Data Big Box, Server Farm, Data Stock Exchange, Data Container, Data Hеaven, Cold Storage, Dataveillance. В больших городах чаще всего размещены Urban Data Retrofit, эти объекты городской инфраструктуры были построены несколько десятилетий назад, на заре эры телекоммуникаций, а затем уже преобразованы в дата-центры. В так называемых «отелях данных» (data hotel) могут арендовать сервера как индивидуальные пользователи, так и корпорации.

    Для «бункеров данных» нужна особая безопасность, например, Wekileaks использует один из таких в Швеции. Подобным ресурсам крайне важна физическая защита от внешнего воздействия. Существуют «холодные хранилища» (Cold Storage). В них хранится данные, которыми мы не пользуемся, и свой доступ можем реализовать с небольшой задержкой. Такие центры потребляют меньше энергии. Есть т.н. большие коробки данных (Data Big Box), размещенные на периферии, где-то между городами и деревнями. Их архитектура, и правда, напоминает большие коробки.

    В экономически активных странах работают «биржи данных» (Data Stock Exchange), как правило, на расстоянии не более 35 миль от реальных бирж, где идут торги. Такая близость обусловлена тем, что только на расстоянии 35 миль оптоволоконная сеть способна передавать точные сигналы в режиме реального времени. На большем расстоянии возникает задержка. Ввиду того, что 60% бирж пользуются такими технологиями, они заинтересованы в подобных способах хранения данных.

    Так называемые «фермы данных» (Server Farm) являют собой некие постиндустриальные строения, расположенные далеко от пользователей, но близко к устойчивым источникам энергии.

    Главное отличие контейнеров данных (Data Container) – это их мобильность. Их транспортировка осуществляется по международным стандартам перевозки контейнеров. Существуют отдельные центры обработки данных, которыми, например, пользуются компании, заинтересованные в научно-исследовательских разработках. Например, Google свой центр обработки данных разместил на воде, что позволяет ему оперативно охлаждать вентиляторы. Их главное отличие состоит в том, что эти центры находятся далеко от каких-либо территориальных или национальных границ.

    В последнее время все более значимым становится т.н. «рай для данных» (Data Hеaven). Эти центры находятся далеко от границы, при этом ими могут пользоваться как частные лица, так и компании.

    ***

    В самой сути информации заложен постулат о том, что возможность собирать данные должна предполагать превращение этих кодов в нечто простое, понятное и полезное. Это положение хорошо известно с XVIII века, и лежит в основе формирования современных государств и профессиональных сообществ. Статистические методы и технологии стали базисом управленческих практик еще в эпоху Просвещения.

    Бенджамин Франклин на протяжении 50 лет носил с собой маленькую книжечку, и время от времени что-то в ней записывал. На первой странице блокнота были перечислены 13 добродетелей, а дальше отец-основатель американской государственности помечал, не нарушает ли он какую-нибудь из них. Пожалуй, он стал одним из первых, кто попытался квантифицировать личные данные для оценки своих поступков и морали. Из этого же ряда примеров и перепись населения. С момента своего появления перепись служила способом зафиксировать население страны для более эффективного сбора налогов. Потом огромное количество данных стали хранить в специально построенных данных, оказалось, что с помощью собранных сведений можно не только контролировать отдельных личностей, но и целые группы или сообщества. Еще спустя некоторое время изобрели способы обработки этих данных. И в этом момент произошел качественный сдвиг в самом понимании феномена управления.

    С чем мы имеем дело сегодня? Самая новейшая технология – это облачная обработка данных. Виртуализация информации позволяет различным институтам и правительствам хранить практически неограниченное количество информации, пользоваться бесконечным числом программ и приложений. Облачные технологии получили широкий доступ только в 2008 году. По сути, это не просто технологии, а технологический пакет, создавший совершенно новую систему. Нужно сказать, что 2008 год стал значимым в развитии мобильных технологий, которые стали активно распространять в кризисный год, что спровоцировало индустриализацию центров обработки данных.

    Мы живем в мире, где сосуществуют глобальный Юг и глобальный Север. Мы наблюдаем социально-экономическое и политическое разделение между северным и южным полушарием, В северном полушарии проживает всего одна 1/4 населения Земли, и в то же самое время она контролирует 4/5 всех благ и богатств планеты. Лишь 5% глобального Юга обеспечены базовыми услугами, коммуникацией, едой, кровом, электричеством, водой. 90% производящей промышленности находится на Севере или Север ею так или иначе владеет.

    Начиная с 1995 года в северном полушарии инвестируют в инфраструктуру данных, в оптоволоконные кабели, центры обработки данных. Но по-прежнему север зависит от ресурсов южного полушария. Глобальный Север постоянно нуждается в капитализации ресурсов. Он сделал компьютерные технологии новым премиальным ресурсом, с помощью которого можно зарабатывать деньги.

    Центры обработки данных находятся на Севере. И преимущественное размещение центров в северном полушарии все заметнее. Очевидно, что такое расположение зависит от нескольких факторов. Это уже существующая оптоволоконная сеть, постоянный поток недорогой и бесперебойной энергии, налоговые льготы, доступ к рынку, прохладная среда и зоны, свободные от природных катаклизмов, а также максимальная независимость от человеческого фактора. Мы знаем, что в определенных частях мира есть серьезные перебои с электроэнергией, политическая нестабильность, все что вытесняет их из списка ключевых регионов, где строятся центры обработки данных.

    Этот набор данных и факторов приводит к дальнейшему разделению между Севером и Югом. Так появился практически бесконечный ресурс технократического развития в информационную эру для глобального Севера. Рынок «умных городов» оценивается в $1,5 трлн. Это будет двенадцатое крупнейшее ВВП в мире, чуть больше, чем в Испании, включая $160 млрд, которые ожидается  потратить к 2020 году на развитие облачных технологий.

    Мы вступили в новую фазу технократии, где ключевую роль играет понятие «умного пространства». «Умное пространство» основано на облачных технологиях и вычислениях, которые, по моему мнению, имеют давние исторические предпосылки. Так, появляются некие единицы, поддающиеся количественному определению. Они становятся понятными и рождается целая грандиозная шкала – новое определение ресурса и пользователя. «Умные технологии» являются самыми осязаемыми, ощутимыми, явными в эпоху вездесущности компьютерных технологий и позволяют непосредственно взаимодействовать пользователям с необходимой структурой данных.

    Похожие новости: